Бернарда Мьеле
Какой-то прямо-таки идеальный день получился. С утра была латынь в кафе у института, разбирали упоительнейшего Кассиодора, а у него Святой Дух, который утешает надеждой хрупкие сердца смертных, и прочая красота и поэзия; потом дошли до аудитории, выяснили, что занятий опять не будет, — и вернулись обратно. Итого пять часов латинского языка подряд — мечта, а не жизнь. А весь вечер просидела с дипломом, увлеклась, аж поужинать забыла. Вот всегда бы так, а...