23:11 

Бернарда Мьеле
Вторую неделю практически все занятия отменяются: уволить-то преподавателей деканат сумел, а найти на их место и оформить новых — не успевает. Лекции читать некому; когда нормально начнётся семестр, никто не говорит; предупреждают об ещё одном выходном в лучшем случае вечером накануне. Один раз мне предложили позвонить часов в 12, чтобы узнать, нужно ли приезжать на пару, которая начинается в 14. Особенно это понравилось, думаю, тем, кто ездит из Подмосковья.

Всё это, а ещё серость за окном и холодрыга дома — вгоняет в тоску. Очень не хочется опять сваливаться в состояния, подозрительно напоминающие описание настоящей депрессии, когда не хочется вообще ничего, выйти из дома — подвиг, причём практически невыполнимый, закончившаяся в доме еда означает только то, что есть ты перестаёшь, а потолок оказывается зрелищем, которому спокойно можно посвятить несколько часов. Пока мне просто лень вылезать из-под тёплого одеяла и немного сложно планировать что-то даже на следующий день, но в прошлый раз, кажется, так это и начиналось.

Потихоньку ковыряю литературу к диплому — и постоянно удивляюсь, что я, оказывается, вполне способна читать, переводить, понимать текст на английском. Не просто текст — профессиональную литературу на английском. Очень много лет я жила в уверенности, что в плане языков я совершенно бездарна, ничего получиться у меня не может, пытаться даже и не стоит. А это всего лишь результат общения со школьной учительницей, которая могла орать и, например, бить особо нерадивых учеников словарём по голове. Кстати, это был единственный в моей жизни подобный опыт, со школой мне очень повезло, и больше никто и никогда такого себе не позволял. Наверное, потому этот опыт и оказался столь болезненным.

Ох, если бы можно было только дипломом и заниматься. Закопаться в рукописи и не вылезать до тепла.


URL
   

Как помещён человек? – Как светильник на ветру

главная